Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Каждый порядочный человек должен быть революционером», или Воспитание в семье Ульяновых

В Большом энциклопедическом словаре, изданном в 1991 году ещё в СССР, на фамилию «Ульянов(а)» находим сведения о главе семьи — Илье Николаевиче и пяти его сыновьях и дочерях — Анне, Александре, Владимире, Дмитрии и Марии. Илья Николаевич размещен в словаре как педагог-демократ, организатор народного образования в Симбирской губернии, а вот его дети — как активные участники революционного движения, партийные и государственные деятели. Нет среди них лишь средней его дочери, Ольги, по вполне понятной причине: она ушла из жизни в 19 лет.

Супруга Ильи Николаевича, Мария Александровна, вовсе отсутствует в словаре, поскольку её, как и Илью Николаевича, считали «политически наивной». И вот именно у этих «политически наивных» родителей выросли дети, которые посвятили свои жизни её величеству Революции. Чтобы понять, как это могло случиться, поближе познакомимся с Ульяновыми-старшими.

Итак, Илья Александрович Ульянов родился в 1831 году в семье астраханских мещан — Николая Васильевича и Анны Алексеевны Ульяновых. Николай Васильевич был сыном крепостного крестьянина, но, по сути, он практически не знал горькой доли крепостных, так как совсем ещё молодым был отпущен на оброк и больше в деревню не возвращался, приписавшись в Астрахани к мещанскому сословию. В семье было четверо детей, Илья — самый младший. Отец умер, когда Ильюше было 5 лет.

Все заботы о семье взял на себя старший сын, 17-летний Василий, извозчик и приказчик у богатого купца. Именно Василий помог Ильюше поступить в гимназию, а потом ревностно следил за его учебой. И очень радовался и гордился успехами младшего брата в учебе. Когда, по окончании гимназии, Илья намекнул, что хотел бы продолжить образование в высшем учебном заведении, Василий с готовностью ответил:

— Поступай, куда хочешь. Материально я тебе буду помогать. Ты только учись, раз уж у тебя такая тяга к знаниям.

Илья уверенно сдал вступительные экзамены в Казанский университет на физико-математическое отделение, и все годы учился очень прилежно, проявив большую склонность к научной работе. Он был выпущен из университета с ученой степенью кандидата физико-математических наук.

Большую роль в жизни и судьбе И.Н. Ульянова сыграл его старший современник, известный российский педагог Александр Васильевич Тимофеев. Он преподавал словесность в астраханской гимназии и ещё тогда заприметил худенького подростка, сына портного, который отличался от своих сверстников незаурядными способностями, не знающей границ любознательностью, очень ответственным — не по годам — отношением к учебе.

Связь педагога и бывшего гимназиста не прерывалась и в годы учебы последнего в вузе, а когда Илья Николаевич окончил университет, Александр Васильевич рекомендовал директору Пензенского дворянского института пригласить на вакантную должность преподавателя физики и математики молодого и очень перспективного выпускника Казанского университета. Он же, А.В. Тимофеев, уговорил И.Н. Ульянова через несколько лет переехать на жительство в более шикарный и масштабный город — Нижний Новгород и помог ему устроиться в мужскую гимназию, где Илья Николаевич создал один из лучших в Поволжье кабинет физики. А в 1869 году при его же активном содействии преподавателя нижегородской гимназии назначили на ответственную и хлопотную должность инспектора народных училищ Симбирской губернии, где Илья Николаевич плодотворно трудился вплоть до своей внезапной кончины в 1886 году. Именно там, в Симбирске, И.Н. Ульянов в полной мере реализовал свой педагогический и организаторский талант, поставив дело народного образования в губернии на очень высокий уровень. Его поистине подвижнический труд на ниве народного просвещения был высоко оценен властями: повышение по службе — назначили директором народных училищ, присвоение чина действительного статского советника, который в табели о рангах приравнивался к званию «штатского» генерала. Также его удостоили высокой награды — ордена святого Станислава первой степени, вследствие чего он (и, соответственно, члены его семьи) вступил в права потомственного дворянства.

В 1879 году И.Н. Ульянов подводил итоги своей 10-летней деятельности. Этому событию он посвятил обстоятельный отчет, который, по сути, перерос в настоящий научно-исследовательский труд, опирающийся на идеи Чернышевского, Добролюбова, Песталоцци, Ушинского. Разумеется, он нигде не называл их имена (они были под цензурным запретом), но страстно отстаивал идею воспитательной роли общественных наук, принципы обучения детей каждой национальности на их родном языке, единства процесса обучения и воспитания.

Большое внимание уделял он развитию в школах детских хоров, полагая, что для малышей песенка в классе — как глоток свежего воздуха среди трудного урока, а в старших классах — это уже приобщение к искусству, которое, как известно, облагораживает характер. Но разве не это является высшей целью истинных педагогов?!

Что касается личных качеств Ильи Николаевича, то хорошо знавшие его друзья и коллеги отмечали в нем неизменную доброжелательность, мягкость, такт. Вместе с тем он имел твердый внутренний стержень, который позволял ему последовательно и неуклонно осуществлять поставленные перед собой задачи, не уступать, когда дело касается его принципиальных установок. Следует отметить также такие черты его характера, как порядочность и ответственность, исключительное трудолюбие, выражающееся, говоря словами М. Шагинян, в ежедневной упорной добросовестнейшей работе.

Достойнейшей подругой, женой и матерью детей Ильи Николаевича была его супруга — Мария Александровна, дочь талантливого земского врача Александра Дмитриевича Бланка. Несмотря на то, что Мария Александровна нигде не училась, она получила блестящее домашнее образование: уверенно владела тремя иностранными языками — английским, немецким и французским, хорошо знала русскую и зарубежную литературу, естественные науки, которые она усвоила под руководством своего отца.

В гуманитарных же науках Машенька Бланк преуспела благодаря стараниям тетушки Екатерины Ивановны (родная сестра её мамы, Анны Ивановны Гроссшопф, ушедшей из жизни, когда девочке едва исполнилось три годика). Тетушка также позаботилась о музыкальном образовании всех дочерей своего зятя (их у А.Д. Бланка было пятеро). Все девочки оказались на редкость музыкальными, все хорошо овладели игрой на рояле, но никто из них не играл с таким пониманием музыки, с таким вдохновением, как Маша.

Полученных Марией Александровной знаний оказалось вполне достаточно для того, чтобы она в 1863 году успешно сдала в Самаре экстерном экзамены на звание домашней учительницы с правом преподавания русского, французского и немецкого языков.

В дальнейшем, воспитывая своих детей, она обучала их русскому и двум иностранным языкам. Процесс обучения проходил методически верно, дети усваивали языки легко, уверенно и прочно. А при необходимости успешно осваивали и новые. Так, например, Владимир Ильич Ленин знал девять (!) иностранных языков. Под руководством мамы он овладел немецким и французским языками, а в гимназии — латинским и древнегреческим, самостоятельно выучил английский, итальянский, польский, чешский и шведский языки.

С малых лет Мария Александровна приобщала детей к музыке, хоровому пению, обучала их игре на рояле, знакомила с русской и зарубежной классической музыкой. Имена Глинки, Чайковского, Мусоргского, Бородина, И.С. Баха, Бетховена, Верди, Беллини, Доницетти, Шопена, Грига и Вагнера хорошо были знакомы Ульяновым-младшим.

Важным средством духовного воспитания была книга. Её ценили все Ульяновы — и старшие, и младшие. Ленин, его сестры и братья с ранних лет заучивали и с энтузиазмом читали стихи Пушкина и Лермонтова, Некрасова и А.К. Толстого, Тютчева и Фета. Повзрослев, они знакомились с творчеством Л.Н. Толстого, Тургенева, Белинского, Салтыкова-Щедрина, Чернышевского, В. Скотта, Бальзака, Гюго, Сервантеса. Кроме того, дети приобретали первые литературные навыки, выпуская еженедельно рукописный журнал, где помещались опусы ребятишек. Редактором и художником журнала был Александр, и он ревностно следил за тем, чтобы ребятишки обязательно писали что-нибудь в очередной номер журнала, который читали вслух, собравшись всей семьей за вечерним чаем.

Если говорить собственно о принципах воспитания, то одним из первых был принцип взаимного уважения друг к другу — не только младших к старшим, но и старших к младшим. Досужие городские мещанки неодобрительно судачили между собой:

— Представьте, Ульяновы моду завели — перед детьми извиняться, если что… Как перед взрослыми!

И тем не менее это было так. Родители действительно искренне уважали детей и вместе с тем уважали их занятия, их игры, их интересы.

Второй основополагающий принцип — уважение к труду. Этому воспитывали с младых ногтей. При этом родители в случае крайней необходимости не чуждались даже «принуждения к труду». Словом, настойчиво и терпеливо вели этот процесс до тех пор, пока трудолюбие не входило, так сказать, в кровь и плоть ребенка. Только тогда родители успокаивались: они теперь знали, были уверены в том, что с трудолюбием их ребенок не пропадет нигде и никогда, ни при каких обстоятельствах…

В семье воспитывали также равнодушие к роскоши, излишествам, учили довольствоваться самым необходимым.

Видимо, и поэтому, а не только из-за недостатка средств, дни рождения детей всегда отмечались скромно, без особенного шума и парада. Подарки детям делались практичными. Мать обычно шила виновникам торжества штанишки, платьица, чтобы вручить их в день рождения утром, едва они просыпались. Отец иногда добавлял от себя детскую игру или книгу. Баловала детей игрушками одна лишь няня, из собственного жалованья.

Ульяновы-старшие были, что называется, безупречно честными людьми и, конечно же, они хотели, чтобы и их дети славились тем же. При этом было важно, чтобы они сами ощущали необходимость правдивости и честности.

Вот как-то семья Ульяновых гостила у тети в имении Кокушкино Казанской губернии, и верткий непоседливый 5-летний Володя нечаянно разбил графин. Он испугался, и когда тетя стала спрашивать, кто это сделал, Володя солгал: не я. Взрослые, конечно, знали, что это «дело рук» Володи, но не стали при всех его унижать и изобличать, как-то наказывать. Ведь главное, чтобы он сам осознал, как это стыдно — лгать!

…Прошло около двух месяцев с того злополучного дня, как однажды Володя, спрятавшись перед сном под одеялом, начал всхлипывать. Встревоженная Мария Александровна подошла к сыну и услышала:

— Мама, ты прости меня, я тогда сказал тете неправду. Это ведь я графин разбил!..

Сказав это, Володя вновь залился слезами. Долго потом ещё всхлипывал. С тех пор он никогда не врал.

Обратим внимание ещё на такой важный момент, как любознательность. К знаниям трепетно относились, как говорится, и отцы, и дети. Не случайно Ульяновы-младшие, даже самые шаловливые и непоседливые из них, учились очень прилежно, на 4 и 5, а трое — Саша, Володя и Оля — окончили гимназию с золотой медалью. Все дети по окончании гимназии успешно поступали в вузы, но, увы, никому, кроме Владимира и Дмитрия, не удалось получить высшего образования. Этому неистово мешали царские филеры, ревностно преследовавшие молодое поколение Ульяновых за то, что свои жизни они посвятили борьбе за счастье людей труда и всех угнетенных, за социальную справедливость.

Завершая разговор о принципах воспитания, считаю необходимым отметить своего рода культ здорового образа жизни, физической культуры в этой семье. Дети с малолетства приучались к серьезному отношению к своему здоровью, к закаливанию организма. Каждое утро Ульяновы — и старшие, и младшие — начинали с умывания под рукомойником и обтирания жесткой, пахнущей свежим лыком мочалкой.

Дети Ульяновых охотно разучивали новые подвижные игры, с большим интересом решали различные головоломки, с которыми знакомили читателей детские журналы (отец семейства, Илья Николаевич, выписывал все (!) детские периодические издания, выходившие в России). Азартно, весело, нередко шумно играли в прятки, салки, индейцев, крокет, городки… Шум не беспокоил взрослых: они полагали, что в саду, где обычно проходили игры, ребятишки могли кричать, свободно выплескивать переполнявшие их эмоции. В редкие дни, когда отец был дома (вся жизнь его, сначала инспектора, а потом директора народных училищ Симбирской губернии проходила в разъездах), он присоединялся к детям, например, выходил на крокетную площадку, что вызывало у них бурный восторг.

Но не только в играх отводили душу дети. Они успешно овладевали достаточно сложными физическими упражнениями, различными видами спорта. Особенно хорошо это получалось у Володи. Эту любовь к спорту, здоровому образу жизни В.И. Ленин пронес через всю жизнь.

Вот как описывал свою встречу в 1904 году в Женеве с В.И. Лениным тогдашний его соратник Н.В. Вольский (литературный псевдоним – Н. Валентинов. — Авт.), сразу же обративший внимание на ладную, крепко сложенную фигуру лидера большевиков:

«…Он был настоящий спортсмен с большим вкусом ко всей гамме спорта. Оказалось, что он умел хорошо грести, плавать, ездить на велосипеде, кататься на коньках, стрелять, охотиться и, как я мог убедиться, ловко играть на биллиарде. Он мне поведал, что каждое утро… проделывает не менее 10 минут различных гимнастических упражнений».

Приведу ещё один фрагмент из воспоминаний Н. Вольского, где В.И. Ленин возмущается пренебрежением человека к своему здоровью: «После многодневной голодовки в Киевской тюрьме я долго не мог поправиться. Ленин, узнав об этом от Красикова, спросил меня, что сказал доктор, какие лекарства он дал. <…> Я сказал: у доктора не был. Ленин посмотрел на меня — другого выражения не нахожу — с какой-то брезгливостью, с которой относятся, например, к человеку грязному или дурно пахнущему.

— У доктора не были? Это уже совсем некультурно, это уже замашки Чухломы… Здоровье надо ценить и беречь. Быть физически сильным, здоровым — вообще благо, а для революционера обязанность».

В 1917 году под руководством Коммунистической партии свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Одним из важнейших вопросов, вставших перед молодой советской республикой с первых дней, стал вопрос укрепления здоровья и физического воспитания молодежи. И Ленин, возглавивший первое советское правительство, немедленно поставил вопрос о бесплатном питании детей, о бесплатных горячих завтраках для школьников, о введении физического воспитания в школах страны. И добился принятия соответствующего постановления и неукоснительного его выполнения. А буквально через полгода, в апреле 1918 года, по предложению В.И. Ленина, был принят декрет ВЦИК о введении в стране всеобщего военного обучения трудового населения. Вместе с военной подготовкой на органы всевобуча была возложена задача как можно шире организовать физическое воспитание и спорт среди трудящихся.

Вот на таких, в общем-то простых, понятных принципах, было поставлено воспитание в семье Ульяновых. Родители стремились привить своим детям те жизненные правила и нравственные ценности, которые отличают порядочного человека: честность, справедливость, высокую образованность, доброжелательность, уважение к окружающим. Но именно эти качества заложили в душах детей чувство гражданской совестливости — обостренной совестливости, которая сподвигла их на борьбу. Не случайно же не просто к слову, но и основываясь на взглядах семьи, опыте всей своей жизни, В.И. Ленин утверждал: «Каждый порядочный человек должен быть революционером».

И все дети Ульяновых стали революционерами. Первым на этот опасный путь ступил старший брат Александр, один из самых талантливых студентов Санкт-Петербургского императорского университета: 1 марта 1887 года он принял участие в подготовке покушения на царя Александра III и, конечно же, был немедленно арестован.

Узнав об этом, Мария Александровна срочно выехала в Петербург и подала царю прошение о помиловании. Александр III не нашел возможным удовлетворить прошение, но распорядился организовать свидание матери с сыном.

…Едва увидев мать, Александр бросился к ней со словами:

— Иначе поступить не мог. Кроме долга перед вами (матерью и сестрой Анной, невинно пострадавшей.— Авт.) у меня  есть долг перед Родиной.

— Но эти средства так ужасны…

— Что же делать, если нет других?

— Может быть, возможно раскаяние, прошение?

— Это было бы неискренне. Я не могу лгать, ты сама меня таким воспитала, мама…

Жизнь Александра Ульянова оборвалась 8 мая 1887 года на эшафоте, установленном во дворе Шлиссельбургской крепости.

Вот так трагически всё началось. А дальше на путь революционной борьбы с самодержавием встали Анна и Владимир, Дмитрий и Мария Ульяновы.

А мама — она не была революционеркой, но жизнь детей стала и её жизнью, и не было у них более надежного товарища, чем мама. Она давно и навсегда поверила в дело своих детей.

Девятнадцать арестов детей пережила Мария Александровна. За каждого из них, давно уже повзрослевших, она боролась отчаянно. Гордо подняв в голову, ходила в «присутствия», холодные приемные чинуш и сановников, добиваясь хоть какого-то смягчения очередного наказания. Она готова была делать это постоянно, пока хватает сил, потому что знала: ничто не остановит её детей, поставивших своей целью не только свержение самодержавия, но именно построение справедливого общества, в котором все будут равны, не будет ни нищих, ни богатых, ни всесильных, ни бесправных. Не будет изнурительного труда для одних и барства для других. Всем одинаково доступными станут образование, охрана здоровья, достижения культуры. И они, её дети, знают: это не пустая красивая мечта, а вполне достижимая цель. Её осуществлению они и посвятили свои жизни. Что бы ни наговаривали на её детей в сановных кабинетах и жандармских участках, она не верила этому. Более того: она гордилась свои детьми.

Владимир АЛИФАНОВ

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: