Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

80 лет подвигу

6 июля 1944 года советский лётчик, гвардии младший лейтенант Николай Киреев совершил воздушный таран наземной цели – направил свой горящий штурмовик в скопление вражеской техники у переправы через реку Волма.

Николай Иванович Киреев призван в армию Кировским районным военным комиссариатом города Чкалов в 1940 году.
Окончил лётное училище и отправился на фронт в 1943 году в звании младшего лейтенанта штурмовой авиации. Проходил службу в 75-ом штурмовом гвардейском авиаполку 1-й гвардейской штурмовой авиадивизии.

К лету 1944 года совершил 10 боевых вылетов, в результате которых повреждено 2 танка, 2 батареи зенитной артиллерии, до 20 автомашин, до 8 вагонов, до 15 подвод и уничтожил 60 человек живой силы противника.
Летом 1944 года принимал участие в операции «Багратион»:
24 июня за два боевых вылета, работая над целями на низкой высоте, уничтожил три полевых орудия и пять зенитных орудий.
25 июня успешно атаковал вражеские эшелоны: зайдя на цель на бреющем полёте под интенсивным огнём противника уничтожил прямым попаданием четыре вагона.
26 июня работал на юго-западной окраине города Орша по живой силе противника.

3 июля работая в группе совершил пять заходов на цели, уничтожив две автомашины, до восьми подвод, и до 20 человек живой силы противника.
5 июля 1944 года близ деревни Волма истребитель пилота Н.И. Киреева и воздушного стрелка А.И. Сафонова был подбит противником из зенитного орудия. Младший лейтенант Николай Киреев принял решение направить горящий самолёт в скопление вражеской техники у переправы через реку Волма, повторив подвиг Н.Ф. Гастелло. Подвиг Н.И. Киреева, помимо уничтожения десятка танков и автомашин врага, позволил затруднить дальнейшее продвижение немцев через речную переправу и позволил сорвать контрудар врага на важном участке фронта.
Н.И. Киреев и А.И. Сафонов похоронены около дер. Калита (Смолевичский район, Минская область).
Был посмертно представлен к званию Героя Советского Союза, но награждён Орденом Отечественной войны I степени. Других наград не имел.
***
«Город Чкалов, улица Гребенская, 78, Киреевой Марии Яковлевне.
Добрый день, дорогие родители – папа, мама, Клава и Аллочка.
Во-первых строчках свое коротенького письма сообщаю, что я жив и здоров, чего и вам всем желаю.
Во-вторых, шлю вам свой горячий привет с пожеланиями наилучших успехов, как в жизни, так и в работе.
Живу я, дорогие родители, хорошо, продолжаю заниматься теорией, нужды ни в чем не имею.
Пишу вам стихотворение, потому что писать больше нечего…»
Это письмо Николай Киреев отправил в родной Чкалов 25 февраля 1943 года. В стихотворении собственного сочинения, сын благодарил родителей за любовь и внимание к нему, вспоминал года учебы, мечтал о мирной жизни. За год до наступления войны, в 18-летнем возрасте, Коля был призван в армию Кировским райвоенкоматом города Чкалова.
«…А теперь немного о себе. Живу хорошо, весело, пока не летаю. Хожу на Волгу, на танцы, в кино. Да, здесь уже стали бахчи поспевать.
Вообще, мне часто вспоминается гражданская жизнь: охота, рыбалка, даже не верится, что все это было, как будто видел во сне.
Но ничего, живы будем не помрём.
Все вспомним и вернем.
Не обращайте внимание на мои воспоминания, не расстраивайтесь, пишите, как живете вы. Все ли живы и здоровы. Как насчет зимы: обеспечили ли вы себя топкой?
Дорогие родители, не жалейте ничего, запасайтесь продуктами на зиму, все мои вещи продайте. Потребуется — продайте и машину, но еще раз пишу, запасайте продукты, а обо мне не беспокойтесь, и, прошу вас, не высылайте мне ничего, ибо буду отсылать обратно…»
В декабре 1943 года Николай пишет родителям о том, как прошел у него день рождения. Просит их не унывать и беречь себя. Он ничего не пишет о том, что в первых же вылетах на штурм железнодорожных эшелонов врага, Николай Киреев зарекомендовал себя прекрасным летчиком и надежным щитом ведущего – своего командира. Его очень волнует все, что происходит в родном доме.
«Дорогие родители, чем объяснить ваше молчание? На новый адрес и от вас не получил ни одного письма, а вам написал больше десятка. Крепко жму ваши руки и целую вас.
Ваш сын Николай Киреев.»
Это письмо было отправлено в Чкалов 2 июля 1944 года. А через четыре дня летчик Киреев и воздушный стрелок 75-го гвардейского штурмового авиаполка Сафонов, получили боевое задание.
Низкие облака не позволяли подняться на большую высоту. Подходя к цели, летчики обнаружили длинную колонну боевой техники врага, которая по лесной дороге приближалась к переправе.
Первым пошел в атаку капитан Недбайло, а за ним его ведомый Киреев. Враг открыл огонь из зенитных орудий. Из под крыла самолета Киреева потянулся черный шлейф дыма. Машина пилота стремительно приближалась к земле. Точно факел на большой скорости, самолет врезался в скопление боевой техники у переправы. Огромное пламя взвилось вверх.
Это полыхали вражеские танки и автомашины.
Об этом писал в Чкалов командир полка Владимир Федорович Стрельцов маме Николая Марии Яковлевне.
«…Ваш сын героически погиб за родину, юго-восточнее Минска в Белоруссии, и посмертно награжден орденом Отечественной войны I-й степени… «

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: