Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

22 ноября 1957 г. с подводной лодки проекта П-613 осуществлен первый пуск крылатой ракеты П-5, разработанной в ОКБ-52 В.Н. Челомея, на дальность 500 км. В 1959 г. комплекс П-5 принят на вооружение ВМФ.

Крылатые ракеты морского базирования сегодня — традиционное вооружение всех типов боевых кораблей большинства флотов мира. Естественно, широко использует их и российский флот: крылатые ракеты стоят на вооружении надводных кораблей и подлодок, ракетных катеров и подразделений береговой обороны. А «первенцем» в этой большой «семье» была крылатая ракета П-5, работы по созданию которой официально были инициированы постановлением Совета министров СССР от 19 июля 1955 года.

В августе 1957 года на плавучем стенде 4А в Балаклаве начались полноценные испытания ракет П-5 в полной комплектации (за исключением боевой части). Для проведения подобных проверок на опытном стенде смонтировали контейнер СМ-49 и ряд другого оборудования. К сожалению, первый запуск, состоявшийся 28 августа, завершился аварией. Второй пуск так же был аварийным. Третий и четвертый запуски, в свою очередь, были успешными. Стендовые испытания завершились в марте 58-го.

22 ноября 1957 года к испытаниям присоединилась переоборудованная подлодка С-146. Пуски ракет с субмарины продолжались до января 1959 года. К этому времени экипаж подлодки и специалисты промышленности выполнили 17 пусков. Итого, в ходе испытаний была использована 21 ракета нового типа. Часть пусков завершилась авариями, прочие привели к успешному поражению условных целей.

Капитан-лейтенант Вадим Коробов, командир подлодки С-146, которой и выпала честь открыть дорогу в серию крылатой ракете П-5, так вспоминал о начале испытаний: «В море вышли только 20 ноября. Уже стоял блинчатый лед. И хотя движению лодки он еще не мешал, мы торопились с испытаниями, так как не знали, что будет завтра. Пуск состоялся вечером. Боялись, что от удара струи газа по прочному корпусу повредятся перепонки у личного состава кормового отсека — моряки уши ватой затыкали. Но все обошлось… Ракета, как говорится, пошла. Где-то минуту–полторы мы видели светящийся стартер. Потом он исчез, а телеметрия показала, что П-5 «сошла с дистанции» и упала в море. Вместо положенных 350 километров ракета пролетела 35–40. Проверили: экипаж сделал в точности все то, что требовали документы по испытаниям. Неполадки были в ракете. Но причины срыва до меня не доводились. Поэтому и сейчас не могу назвать их».

За этим сухим рассказом кроется довольно драматичная история. Лодка отправилась на переоборудование по проекту П611, то есть под установку контейнера для крылатой ракеты П-5, 11 ноября 1956-го, на четвертом году своей службы. Первый этап модернизации проходил на заводе «Красное Сормово» в Горьком, а завершался на судостроительном заводе №402 в Молотовске (ныне Северодвинск). Закончить работы удалось только 5 ноября 1957 года: последний месяц ушел на то, чтобы довести до ума контейнер, который оказался… мал для поступившего с полигона макета «пятерки»! Вот и получилось, что на испытания лодка вышла в сопровождении портовых ледоколов: никто не знал, не поменяется ли резко ледовая обстановка, а сдвигать первый пуск П-5 было уже некуда…

Второй пуск, более удачный, состоялся в ночь на 30 ноября, и после этого лодка осталась зимовать на 402-м заводе, а Владимир Челомей и его сотрудники вернулись к кульманам и рабочим столам — устранять выявленные недостатки ракеты.

19 июня 1959 года, то есть почти ровно через четыре года после официального начала работ по созданию, крылатая ракета морского базирования П-5 была принята на вооружение советского ВМФ. Первыми подлодками, получившими их на вооружение, стали шесть лодок проекта 613 (кстати, этот проект был самым массовым проектом субмарин в истории отечественного флота). Их дорабатывали по проекту 644, устанавливая сдвоенные контейнеры позади ограждения боевой рубки.

Перед выстрелом лодка всплывала, контейнеры поднимались на нужное возвышение, после чего их крышки поочередно открывались, и ракеты стартовали — в сторону кормы, против хода подлодки. Однако эти переоборудованные лодки не устраивали военных из-за малого боезапаса и малой автономности, и потому вскоре появился новый проект — 665 (шесть подлодок), у которого четыре транспортно-пусковых контейнера устанавливалось в общем с боевой рубкой ограждении. Причем пусковой установке сразу придавалось нужное для выстрела возвышение: это сократило время на подготовку старта ракет. Позднее появились подводные лодки, имевшие на вооружении по шесть (атомные подлодки проекта 659, построено шесть лодок) и даже по восемь (атомные субмарины проекта 675, построено 29 единиц) крылатых ракет П-5! На лодках этих проектов они размещались попарно в контейнерах поверх прочного корпуса, перед стартом пусковые установки поднимались, а дальнейший пуск происходил по уже отработанной схеме.

Крылатые ракеты П-5 простояли на вооружении советского ВМФ относительно недолго — до 1966 года. Их начали списывать, когда им на смену пришли крылатые ракеты П-6, представлявшие собой дальнейшее развитие «пятерки». Внешне они не слишком отличались друг от друга (неопытный человек даже не всегда сможет понять, какая именно ракета перед ним), зато «шестерки» были гораздо эффективнее. Но самолет-снаряд П-5, несмотря на короткую службу, сыграл колоссальную роль в истории отечественных крылатых ракет морского базирования, став классическим образцом и самой ракеты, и комплекса для ее установки на подводных лодках.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: