Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

17 августа 1998 — Из-за тяжёлой экономической ситуации, сформировавшейся в РФ после распада СССР, российские власти объявили технический дефолт.

Тогда в течение всего нескольких месяцев курс рубля к доллару обвалился в три раза, из-за чего рублёвые накопления соотечественников обесценились, а инфляция взлетела до небывалых высот. Россияне до сих пор с ужасом вспоминают это страшное время, называя его «чёрным августом». 17 августа премьер-министр Сергей Кириенко объявил о введении «комплекса мер, направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». Проще говоря, глава правительства анонсировал дефолт и девальвацию национальной валюты.

Власти временно приостановили выполнение обязательств перед нерезидентами по кредитам, залоговым операциям и сделкам на срочном рынке. Вместе с этим была заблокирована купля-продажа ГКО.

Отсутствие средств, необходимых для поддержки рубля, вынудило Банк России перейти на плавающий курс национальной валюты в рамках границ валютного коридора от 6 до 9,5 рублей за доллар. Следствием этого решения стало обесценивание рубля в полтора раза.
Одновременно с этим банки перестали выдавать депозиты населению. Перед закрытыми дверями финансовых организаций образовались очереди встревоженных вкладчиков, на что Банк России выпустил следующее заявление: «Проблема российской банковской системы состоит в том, что у большинства банков, особенно крупных, обязательства выражены в валюте, а активы – в рублях. В случае девальвации их ожидают очень большие дыры в балансе, несравнимые с объёмом форвардных обязательств».

Общие потери российской экономики от «чёрного августа» составили 96 млрд долларов, посчитали в 1998 году в Московском банковском союзе. Коммерческие банки потеряли 45 млрд долларов, корпоративный сектор – 33 млрд долларов, а обычные граждане – 19 млрд долларов.
Рост национальной экономики в 1998 году сократился в три раза – до 150 млрд долларов, сборы налогов обвалились до рекордных уровней. Дефолт вынудил отозвать лицензии у ряда финансовых организаций, в том числе Инкомбанка, на тот момент входившего в топ-5 банков России.

Вместе с тем внешний госдолг РФ вырос до 220 млрд долларов, 165 млрд из которых составили долги государства, 30 млрд – банков, 25 млрд – компаний. В три раза ускорилась инфляция.
Понятно, что дефолт был одним из самых сокрушительных шоков в истории России. В связи с тем, что в течение двух месяцев курс рубля втрое обвалился по отношению к доллару, внутренние товары обесценились и стали относительно дешевле импортных.
Всей стране пришлось затянуть пояса, и количество импорта на отечественных прилавках резко сократилось. У населения возникла потребность во внутренних товарах, поскольку своё можно было продать, а иностранного, конкурирующего, почти не было.

«Из-за бедлама начала 1990-х огромное количество промышленных мощностей не было занято, после дефолта появилась возможность у стоявшего без дела станка сделать что-нибудь такое, что можно продать, люди воспользовались этим – и стали делать. Правительство возглавил Примаков, это была очень удачная фигура для того периода – спокойный, уравновешенный, не паникующий человек. Он позволял себе не вмешиваться там, где без него шло дело. Когда правительство не мешает там, где оно должно стоять в стороне, это замечательно. Примаков был таким премьером, который терпеливо мог не мешать», – финансовый обмудсмен Павел Медведев (в 90-е годы работал в Центробанке России).

 

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: