Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

27 июня 1896 — Родился Маврикий Трофимович Слепнев — советский летчик, один из первых Героев Советского Союза.

Участвовал в освоении воздушных путей в Средней Азии, на Дальнем Востоке, в Арктике, в операции по спасению челюскинцев в 1934 г.

После легендарного спасения «челюскинцев» в 1934 году, Слепнёв с семьей поселился в «аэрофлотовских дачах» возле платформы Валентиновка. По окончании Великой Отечественной войны Маврикий Трофимович переехал во вновь создаваемый неподалёку «Генеральский поселок» и принял в его устройстве самое деятельное участие: в частности, лично размечал участки. Около 30 лет Слепнёв проводил в Валентиновке большую часть своего времени. Сохранились оба дома, где он жил.
После смерти М.Т. Слепнёва в 1965 году его имя присвоили бывшему проезду Чернышевского. Проезд Слепнёва находится рядом с пл. Валентиновка и соединяет ул. Чкаловскую и ул. Спартаковскую.
Яркая и героическая биография Маврикия Трофимовича – это следствие его характера: храброго, деятельного, несколько романтического. В книге «Как мы спасали челюскинцев», изданной в далеком 1934 году, Маврикий Слепнев рассказывает, что, ещё будучи десятилетним мальчиком, он решил стать военным: «С упоением, поражавшим моих родителей, я штудировал книжку «Учебник унтер-офицера», с особенной яростью изучая главу о разборе винтовки. Всем домашним я заявлял, что буду военным, чего бы мне это ни стоило. Отец мой смеялся.
– Молодо-зелено, – говорил он. – Мы с тобой, Маврик, мужики. Нашему брату попасть в офицеры – дело не шуточное.
Мать моя, женщина душевная и добрая, разделяла мои честолюбивые стремления.
– Будешь, Маврик, офицером, будешь, – говорила она, гладя меня по голове. – Вот только учись лучше».
В 1917 году Маврикий Слепнёв окончил Гатчинскую лётную школу. Сейчас сложно вообразить, что представляла собой русская авиация в дореволюционный период. Вот что рассказывал о своем обучении сам Слепнёв:
«Я прибыл в Гатчину и стал учеником-летчиком. Школой командовал тогда полковник Борейко. В ту пору авиация только что начинала развиваться. Никакого опыта еще в сущности не было, опыт возникал из нашей же непосредственной практики. Школу тогда кончали быстро. Один месяц уходил на общую техническую учебу, второй месяц – на изучение материальной части самолета, и в конце второго месяца будущий пилот с душевным трепетом садился впервые в машину и начинал рулить. Для того чтобы самолет случайно не взлетел в руках неопытного пилота, на крыльях подрезалось полотно. Так мы и катались на гатчинском аэродроме вдоль железной дороги.
Наконец настал день первого полета. Тогда самолеты в сущности не имели никакой кабины. Летчик сидел на жердочках, привязанный ремнями. Ветер свистел со всех четырех сторон, ноги упирались в рычаги для поворотов, а между ног можно было обозревать окрестности Гатчины. Очков в то время летчики тоже не носили, и через одну минуту после взлета мои глаза были полны слез. Летали мы очень низко. Я помню, что пришлось огибать гатчинскую колокольню, ибо подняться выше ее мы не рискнули. Описав в воздухе несколько кругов, мы с инструктором спустились на аэродром.
Вскоре я начал летать самостоятельно. Это были очень странные полеты. Я брал высоту примерно в 10 метров, делал несколько кругов, а потом выключал мотор и шлепался на землю. Таков был метод обучения. Окончил школу я на тяжелой машине «Альбатрос», получив звание летчика. Летчик Маврикий Слепнев! Мне казалось, что я достиг предела счастья».
Во время Гражданской войны Слепнёв воевал вместе с легендарным Чапаевым. С 1925 года был гражданским лётчиком «Добролета» на пассажирских линиях в Средней Азии, а с 1930 года – в Сибири.
В феврале 1934 года участвовал в спасении челюскинцев, за один рейс вывез со льдины 5 человек, а позже эвакуировал больного О.Ю. Шмидта на лечение в США. С 1935 командир подразделений дирижаблей, с 1939 года – начальник Академии ГВФ.
В годы Великой Отечественной войны, в 1941–1942, был заместителем командира авиационной бригады ВВС Черноморского флота. Затем работал в Главном управлении ВВС ВМФ, в Главном штабе ВМФ.
В Валентиновке к Слепнёвым заходили многие известные гости – например, летчики-полярники Н.М. Каманин и И.В. Доронин, которые жили неподалеку. На «первую» дачу Слепнёвых приезжал Василий Сталин, который привозил с концерта супругу Маврикия Трофимовича – балерину Большого театра Людмилу Владимировну Мержанову. В послевоенное время на «второй» даче бывал художник Решетников Фёдор Павлович, участник арктической экспедиции на пароходе «Челюскин». Автор известной картины «Опять двойка» приезжал писать портрет Маврикия Трофимовича.
Послевоенная дачная постройка была привезена Маврикием Слепнёвым из Финляндии. Здание прекрасно сохранилось, как и многие детали отделки и обстановки. От первоначальной площади земельного участка в 1 га сейчас осталось чуть меньше половины, но по-прежнему цела беседка, построенная самим Слепнёвым, а также небольшое строение 1945 года с крышей из крупповской стали (стальной шифер), которое используется сейчас в хозяйственных целях.
При жизни Слепнёва дачу окружал двухметровый дубовый забор-штакетник с калиткой. В углу участка находился коровник. Кроме коровы с тёлочкой, держали свиней, кур и уток. Ухаживать за животными приходила местная телятница, а пастух из соседней деревни (вероятно, из деревни Власовка) забирал корову на выпас.
На участке Слепнёвых до сих пор растут прекрасные деревья, посаженные Маврикием Трофимовичем. Вдоль забора – четыре высоких клёна, лиственницы, жасмин, акация. Помнят руки Маврикия Трофимовича магония падуболистная и чёрный виноград. Среди разных сортов яблонь: осенней полосатой, антоновки, аниса – посаженная им мельба. Когда-то на участке стояла арка, которую обвивали актинидия и лимонник, привезённые Слепнёвым из Маньчжурии; растения по-прежнему живы, но арку пришлось убрать.
На своём участке Маврикий Трофимович соорудил сложную систему летнего водопровода. Мотор, списанный из «Метростроя», качал воду из колодца, возле которого размещались бетонная опора и водонагревательная башня. Вода подавалась в душ, где водонакопителем служил старый авиационный топливный бак.
Сам дом, внутренняя отделка и обстановка сохранились практически в нетронутом виде. Мебель, полы, старинные печи, двери, обои и многочисленные фотографии Маврикия Трофимовича и его супруги Людмилы Владимировны бережно сохранены его дочерью Светланой Маврикиевной Слепнёвой и внучкой Валерией Викторовной Ковалевской (урожденной Слепнёвой).
Дом Героя Советского Союза летчика Маврикия Трофимовича Слепнёва — это важнейшая историческая и мемориальная ценность не только для Валентиновки, но и для всего подмосковного Королёва.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: