Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Зачем «бешеный ксерокс» генерирует законодательный маразм?

В последние годы господа «единороссы» в Государственной Думе, да и в нашем областном парламенте, мне всё больше напоминают «бешеный ксерокс». Пачками принимают законы, которые иначе как спорными не назовешь.

Возьмем, к примеру, закон «О водоохранных зонах». К ним относят территории, которые примыкают к береговой линии морей, рек, ручьев, каналов и различных водохранилищ. Например, ширина водоохранной зоны для реки Волги — 200 метров. В этом месте запрещается вести любую хозяйственную деятельность в целях предотвращения загрязнения, засорения и заиливания водного объекта. Помимо всего прочего на этой территории нельзя размещать кладбища, скотомогильники и места захоронения различных отходов производства, здесь также запрещены движение и стоянка транспортных средств, включая велосипеды. За нарушение предусмотрено наказание. Физических лиц могут оштрафовать на сумму до 4,5 тысячи рублей, юридических — до 400 тысяч рублей. Вопросов к закону много.

Во-первых, как быть тем, у кого вдоль рек находятся дачи и огороды? Получается, им запрещено вести на них любую хозяйственную деятельность. Так что — этим людям больше не копать картошку?
Во-вторых, под действие закона не попадают только дороги с твердым покрытием. По ним ещё можно подъехать к водоемам, но много ли таких, особенно в сельской местности?  Мало. В основном это грунтовые дороги, и зачастую они тянутся вдоль берега. Выходит, что все они вне закона?
В-третьих, у нас в России полно маленьких речушек и ручьев, через которые водители десятилетиями ездят вброд. Мостов там нет, и их никогда не построят. Теперь за переправу через них тоже можно поплатиться штрафом. Пересекать любые водоемы отныне следует только по мосту.
И последнее. На сегодня этот закон фактически делает невозможным более чем востребованный туристами и рыболовами отдых на берегах крупных водоемов. Люди не на один день приезжают отдыхать на машинах, с большим количеством груза, с палатками, лодками и катерами. И что, им надо бросить машины в поле и тащить всё привезенное до 200 м от берега пешком? А что делать пенсионерам и инвалидам? Ведь они физически не могут преодолеть это расстояние, перетаскивая лодку и мотор или другое снаряжение.

Всем понятно, что в свод правил надо вносить изменения. Аграрный комитет Саратовской областной думы сейчас занимается тем, что собирает информацию, как в других регионах работает этот неоднозначный закон.

Другой закон, вызывающий уйму вопросов, был принят несколько лет назад. Он приравнял помет животных к отходам III и IV классов опасности. Когда такое было? Всю жизнь коровий навоз использовали как отличное удобрение. Теперь всё перевернулось с ног на голову. Помет надо особым образом хранить и утилизировать на специальном предприятии.

Оштрафовать могут и за неприменение мер по обеззараживанию отходов животноводства, и за несоответствие хранилищ навоза требованиям закона, и за перевозку коровьих лепешек. Просто сложить навоз на участке или собрать его на поле теперь нельзя. Нельзя даже перевозить на личном транспорте. Нужны лицензия, а также отдельный документ, позволяющий заниматься перевозкой опасных грузов.

Но если перерабатывать, то где? В Саратовской области этим занимается только одно предприятие — племзавод «Трудовое» в Марксе, где в итоге из отходов изготавливают подстилку. Один нюанс — предприятие использует навоз из-под своих коров, а населению услуга не оказывается. Что делать простому крестьянину, который держит десяток коров, в законе не уточняется.

Ещё один закон, который я бы назвал странным, и это мягко сказано, закон, который регламентирует количество выловленной рыбы. Наверное, ни для кого не секрет, что я увлекаюсь рыбалкой. И все проблемы людей с удочками знаю не понаслышке. Сегодня в Саратовской области существует норма вылова — не более 5 кг рыбы за сутки. При этом в соседней Волгоградской  –– цифры совсем другие. Там разрешено вылавливать до 10 кг в сутки. Зачем такие ограничения? Считается, что так мы сохраняем популяцию рыб для будущих поколений. Но в связи с этим вопрос, почему тогда такая разница: 5 кг у нас и 10 кг в Волгограде?

Вот сейчас зима. Вышел я на зимнюю рыбалку. Иду. А у нас есть места, где с одной стороны Саратовская область, а с другой Волгоградская. Как мне понять на глаз, на какой я стороне? Дошел уже до Волгоградской области или нет, сколько рыбы ловить — 5 или 10 килограммов? Почему на одном водохранилище разные нормы? Это ли не маразм?!

В областной думе я даже инициировал заседание рабочей группы, где обсуждался этот вопрос. Многие со мной согласились, в том числе и председатель комитета охотничьего хозяйства региона. Игорь Потапов обещал сделать всё возможное, чтобы изменить нормы вылова рыбы в Саратовской области. Но воз и ныне там.

Не очень понятна такая позиция. По-моему, гораздо больший вред природе наносит промысловая добыча рыбы. Там есть квота, но её, как правило, не выдерживают, ловят гораздо больше. При этом поймать за руку тральщиков практически нереально.

Вот и получается, что законов море, а насколько они оправданы — ещё вопрос. «Единая Россия» принимает-принимает, а люди потом за голову хватаются, пытаясь понять, как жить в соответствии с этими законами.

Александр НАРАЕВСКИЙ, депутат Саратовской областной думы

 

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: